Картины мира молодежи в условиях перемен

УДК 159.922

 

КАРТИНЫ МИРА МОЛОДЕЖИ В УСЛОВИЯХ ПЕРЕМЕН

 

Степанчук Наталья Николаевна,
преподаватель
Государственное профессиональное
образовательное учреждение
«Донецкое художественное училище»

 

Аннотация. В статье освещается теоретическое осмысление и эмпирическое изучение субъективного образа мира студентов юношеского возраста. Определено типичное для молодежи в «картинах мира» и показано, что они могут выступать индикатором развития идентичности. Предложены рекомендации для организации психолого-педагогического сопровождения обучающейся молодежи в новых  условиях.

 

Ключевые слова: картина мира; полоролевая идентичность; образ «Я».   

 

Изучение субъективного представления человека о самом себе, о мире и своем месте в нем было и остается одной из актуальных научных проблем. Для описания субъективного представления  мира широко используются такие понятия, как «образ мира», «картина мира». Исследование картины мира учащейся молодежи позволяет обнаружить и исследовать личностные проявления современных молодых людей и является основой для оказания своевременной психолого-педагогической помощи. Вопросы адаптации и регуляции поведения личности в сегодняшней напряженной и небезопасной ситуации в обществе, психолого-педагогического обеспечения процессов обучения, проектирования учебно-профессиональной деятельности, необходимо решать с учетом контекста картины мира молодого человека.

Представители различных научных отраслей посвятили свои исследования вопросам формирования и функционирования индивидуальной системы представлений о мире, структурным и функциональным аспектам образа мира, отмечая феноменологическую сложность изучаемого объекта.

Тем не менее, к настоящему времени ощущается дефицит эмпирических данных, позволяющих рассматривать содержательные и структурные особенности картины мира личности под воздействием критических ситуаций. Хотя в психологии на настоящий момент не представлена единая классификация ситуаций, наиболее часто употребляются такие понятия, «критическая ситуация», «экстремальная критическая ситуация», «трудная критическая ситуация».

 Психотравмирующее влияние экстремальных ситуаций (войн, техногенных и природных катастроф, и пр.) на личность и ее эмоциональное благополучие всесторонне изучено, однако практически отсутствуют исследования картин мира молодежи под воздействием экстремальных ситуаций в период военного конфликта.

По утверждению австралийских психологов X. Корнелиус и Ш. Фэйр [6, с.26] конфликт может служить стимулом к переменам и толчком к прогрессу. Относительно военного конфликта, еще Гераклит считал, что война есть творческая первооснова всех перемен, в особенности различий между людьми, и что исход войны всегда справедлив [5, с.8].

Поэтому выбор темы нашего исследования определен актуальностью проблемы, недостаточностью теоретических знаний  и эмпирических данных о зонах уязвимости молодежи в условиях перемен.

Объектом нашего исследования является картина мира личности. В качестве предмета исследования, вычленяющего специфические аспекты индивидуального самосознания, выступают картины мира студентов 1-го и 2-го курсов ГПОУ «Донецкое художественное училище» в возрасте 16-19 лет.

Цель исследования заключается в выявлении значимых составляющих картин мира молодежи в условиях перемен посредством изучения структурных и содержательных особенностей картин мира студентов начальных курсов образовательного учреждения.

Методологическую и теоретическую основу работы составили: культурно-историческая теория Л.С.Выготского – положение о социально-исторической обусловленности психики человека в онтогенезе и формировании высших психических функций путем интериоризации в сотрудничестве с взрослым, как носителем социокультурного опыта; историко-эволюционный подход в развитии личности А.Г. Асмолова;  работы М.И.Лисиной о роли близкого взрослого при построении образа другого человека и своего «Я». Наиболее существенную роль в разработке теоретико-методологической основы  сыграли концепция психосоциальной идентичности и представления о кризисе идентичности Э.Эриксона (Э.Эриксон, 1996, 2000).

Концепция «картины мира» и «способа видения мира» восходит к работам Вильгельма Гумбольдта начала ХІХ века о «внутренней форме» и «духе народа», описывающим языковые картины мира, объясняя различия в мировосприятии языковыми различиями [8].

Начиная с середины XX века феномен «картины мира» привлекает внимание ученых различных отраслей науки, что привело к появлению многочисленных работ о научной, языковой, этнической, религиозной, мифопоэтической, телевизионной и других картинах мира.

Учитывая то, что под воздействием внутренних и внешних факторов картина мира постоянно достраивается, трансформируется и изменяется, существует множество исследований посвященных влиянию данных факторов  на содержательные и структурные изменения в картине мира личности (Е.Ю.Артемьева, Е.Б.Быкова, Ф.Е.Василюк,  Л.С.Выготский, Е.П.Зинченко, Е.А.Климов, А.В.Котельникова, А.А.Кулик, А.Н.Леонтьев, Д.А.Леонтьев, В.С.Мухина, В.Ф.Петренко, М.А.Падун, В.П.Серкин, Ю.К.Стрелков и др.). Отдельное внимание в работах ученых уделяется экстремальным факторам природного и/или техногенного характера несущим физическую угрозу личности.

Изначально изучение влияния экстремальных ситуаций на личность разрабатывалось в рамках военной психологии. Психологические проблемы участников Первой мировой и Гражданской войн в России изучали И.П.Бехтерев, П.Б.Ганнушкин, С.В.Крайц и др. В середине XX века воздействие психотравмирующих факторов на личность исследуется в рамках психологии личности (Л.А.Александрова, Ф.Б.Березин, Ф.Е.Василюк, Л.Г.Дикая, Л.А.Китаев-Смык, Ц.П.Короленко, В.И.Лебедев и др.), формируется направление психологии экстремальных ситуаций (А.В.Гостюшин, В.И.Лебедев, A.M.Столяренко и др.).

 Анализ отечественной и зарубежной научной литературы по проблеме показывает, что значительное внимание уделяется описанию и классификации разнообразных психических феноменов, возникающих у жертв экстремальных происшествий (Ю.А.Александровский, Л.А.Китаев-Смык, А.А.Кулик, В.И.Лебедев, Г.Л.Погосян, М.М.Решетников и др.), исследуются разнообразные негативные психические состояния, возникающие вследствие воздействия экстремальных факторов.

В то же время, ощущается дефицит эмпирических данных, позволяющих рассматривать содержательные особенности картин мира лиц, попавших под влияние экстремальной ситуации, с учетом их возрастных особенностей. Учитывая авторитетное мнение Эрика Эриксона о том, что именно в юношеском возрасте закладываются основы мировоззрения и картина мира становится осознанной и яркой, особое значение в новейших исследованиях картины мира придается молодежной проблематике (В.А.Луков, Э.К.Погорский и др.). Нами, в свою очередь, в 2016 году проводилось исследование картин мира лиц юношеского возраста, а именно студентов 1-го и 2-го курсов ГПОУ «Донецкое художественное училище», обучающихся и проживающих на территории Донецкой Народной Республики, с целью выявления их значимых составляющих.

Для достижения поставленной цели были использованы следующие методы теоретического и эмпирического исследования: содержательный анализ научной литературы по теме исследования; проективный рисуночный тест «Картина мира» (Богданович В.Н., Нафтульев А.И.); рисуночный тест Р.Сильвер (РТС); психолого-педагогическое наблюдение; количественно-качественный анализ и интерпретация полученных результатов.

Проективным методикам было отдано предпочтение, учитывая их фокусировку на общей картине личности как таковой, а не на измерении отдельных ее свойств. Наконец, проективные методики рассматриваются как наиболее эффективные процедуры для обнаружения скрытых, завуалированных или неосознаваемых сторон личности. Вербальные опросники не использовались в связи с тем, что сознательно предоставляемая информация неизбежно находится под влиянием сознания, как бы редактируется им и реакции обследуемых на тестирующие посылки (вопросы, сигналы, команды и пр.) соответственно вольно или невольно изменяются. Таким образом, получаемые результаты отражают не истинную картину мира, а лишь попытку индивида казаться в глазах экспериментатора лучше, хуже, или соответствовать своему собственному образу Я, оцениваемому на осознаваемом уровне. Что в действительности происходит в субъективной картине мире, остается в определенной степени скрыто [3].

На основании результатов анализа и интерпретации «картин мира» студентов, полученных в ходе проведения исследования, и в соответствии с целью исследования, были выявлены следующие наиболее значимые их составляющие:

— разрыв временных связей между прошлым, настоящим и будущим обнаружен у 43% исследуемых, что, по мнению авторов теста «Картина мира», характерно для невротиков, у 21% — обесценивание роли прошлого и преувеличение роли будущего, что, по мнению авторов теста, характерно для мечтателей и фантазеров, у которых мечты остаются мечтами, редко воплощаясь в реальности;

— отсутствие видения себя, «своего места» в жизни (около 70% участников исследования), проявляющееся в рисовании себя в последнюю очередь, в процессе рисования — мучительные поиски для себя места в собственной картине мира, сопровождавшиеся сменой настроения и отрицательными эмоциональными переживаниями;

— у 64% исследуемых символы принятия половой (гендерной) роли (в «картине мира» — бутылка и меч) никому не атрибутированы, куда-то заброшены (бутылка разбита, в урне, в реке и т.п.) при актуальности данной проблемы, что предполагается при наличии отчетливой прорисовки объектов;

— у 88% в число первых пяти нарисованных объектов попал дом — символ безопасности, семейного гнезда, места упорядоченной и защищенной жизни. Это неудивительно, учитывая масштабы вынужденной миграции населения нашего региона.

Выбор подавляющим большинством участников исследования грустного, пассивного, томящегося ожиданием персонажа при проведении рисуночного теста Р.Сильвер также является оценкой образа «Я» и текущего эмоционального состояния и подтверждает данные, полученные при обработке данных по тесту «Картина мира».

Анализируя полученную информацию и используя подход Эрика Эриксона, который включает в себя две противоположные тенденции развития идентичности, можно предположить наличие проблемы неадекватной линии развития полоролевой идентичности молодых людей, так называемый кризис интимности в широком смысле этого слова. По утверждению Э.Эриксона, «если молодой человек не может вступать в действительно интимные отношения с другими людьми и собственными внутренними ресурсами, то в позднем отрочестве или ранней взрослости его межличностные связи становятся весьма стереотипными, а сам он приходит к глубокому чувству изоляции… Прежде, чем будет достигнут …уровень генитальной зрелости, многое в половой любви будет исходить из своекорыстия, голода идентичности; каждый из партнеров в действительности старается лишь прийти к самому себе» [16, с.148].

Таким образом, в подростковом и юношеском возрасте в первую очередь решаются задачи принятия себя как мужчины или женщины. Адекватное развитие идентичности предполагает в юности психосексуальную поляризацию как эмоциональное принятие своих гендерных ролей (Э.Эриксон, 1996, 2000). Аспекты развития полоролевой идентичности для юношеской возрастной группы с точки зрения нормативных задач развития личности представлены в таблице 1.

Таблица 1  — Аспекты развития полоролевой идентичности для юношеской возрастной группы с точки зрения нормативных задач развития личности

Возрастная

группа

Психосексуальные аспекты

Индивидуальные

аспекты

Социальные аспекты Направление развития

аффективной

составляющей

полоролевой

идентичности

Юность 16-19 лет Сексуальная

поляризация

(принятие себя

как мужчины

или женщины)

 

— бисексуальная

спутанность

1)временная перспектива

— временная спутанность;

 

2)уверенность в себе

— самоосознание

 

3)ученичество

— неспособность работать

 

4)лидерство и ведомость

— спутанность авторитетов

1)ролевое

экспериментиро-вание

— ролевая фиксация

 

2)идеологическая

определенность

— спутанность ценностей

Адекватная

идентичность

(эмоциональное

принятие своего

гендера)

спутанная

идентичность

(эмоциональное

восприятие себя либо

как ребенка, либо

противоположно своему полу

Отметим, что нерешенные проблемы идентичности вообще и полоролевой идентичности в частности переходят на следующие стадии развития, порождая проблемы как физические на уровне здоровья, так и психологические. Непреодоленный кризис ведет к состоянию острой диффузии идентичности и составляет основу специальной патологии юношеского возраста. Синдром патологии идентичности, по Э. Эриксону, связан со следующими моментами:

— регрессия к инфантильному уровню и желание как можно дольше отсрочить обретение взрослого статуса;

— смутное, но устойчивое состояние тревоги;

— чувство изоляции и опустошенности;

— постоянное пребывание в состоянии ожидания чего-то такого, что сможет изменить жизнь;

— страх перед личным общением и неспособность эмоционально воздействовать на лиц другого пола;

— враждебность и презрение ко всем признанным общественным ролям, вплоть до мужских и женских («юнисекс»);

— презрение ко всему отечественному и иррациональное предпочтение всего иностранного (по принципу «хорошо там, где нас нет»). В крайних случаях начинается поиск негативной идентичности, стремление «стать ничем» как единственный способ самоутверждения [15, с.221-235, 16].

Анализируя полученные данные и основываясь на данных наблюдения за реальным поведением студентов, к сожалению, также можно заметить проявления так называемой рентной установки — особого состояния готовности к специфической реакции получения выгоды (материальной либо моральной) из своего неблагоприятного положения. По мнению М.А.Одинцовой, рентные установки «могут оказать деформирующее влияние на все поведение индивида. Все стороны жизни – учеба, работа, отношения – становятся неэффективными. Рентные установки …способствуют формированию личности с действительно особым поведением – поведением «жертвы». …данная установка активизируется мгновенно не только в трудных (экстремальных, кризисных, критических, проблемных и др.) ситуациях, но проявляется и в обыденной жизни» [9, с.29].

Учитывая выявленную проблему эмоционального неприятия студентами юношеского возраста своей половой роли, и, следовательно, возможного восприятия себя как ребенка, возникает опасность сознательного или неосознанного выбора роли беспомощной, инфантильной «жертвы».  Игровая роль «жертвы» может быть временной, но если пущенная вовремя «хрустальная слеза» (например, для получения поддержки при сдаче экзамена и пр.) неоднократно приносит положительный результат, то роль «жертвы» закрепляется в модели поведения студента и переходит в его жизненную позицию [9, с.30].

Итак, из вышеизложенного вытекает необходимость организации напряженной, интенсивной и творческой учебной работы студента. При этом нужно принимать во внимание не только индивидуальные различия, но и особенности субъективной картины мирам молодежи в нынешних условиях перемен. Учитывая выявленные особенности картин мира молодежи, организация психолого-педагогического сопровождения должна быть ориентирована:

— на изменение эскиза будущего, опираясь на концепцию Фредерика Мелджеса, утверждавшего что «будущее влияет на настоящее» и является наиболее перспективной для «выработки подлинной идентичности, позволяющей овладеть полным набором конструктов о собственном «Я», служащих надежным проводником в будущее, а также стать менее уязвимым перед напором травматических отголосков прошлого» [14, с.154];

— на расширение представлений молодежи о трудных жизненных ситуациях в эпоху перемен, на изменение установки на поведение «жертвы» и ориентацию на позитивное оценивание своих возможностей [9, с.37-51];

— на привлечение всех возможных агентов социализации (родителей, преподавателей, представителей СМИ, создателей рекламы и пр.) для формирования положительных гендерных образов, что, в конечном счете, определяет будущее последующих поколений и соответствует актуальным положениям Концепции патриотического воспитания детей и учащейся молодежи Донецкой Народной Республики.

Список использованных источников

  1. Алавидзе, Т. Л. Социальные изменения: восприятие и переживание [Текст] /Т. Л. Алавидзе, Е. В. Антошок, Л. Я. Гозман // Социальная психология в современном мире / под ред. Г. М. Андреевой, А. И. Донцовой. — М.: Аспект-Пресс, 2002. — 298с.
  2. Артемьева, Е.Ю. Основы психологии субъективной семантики: монография [Текст] / Е.Ю. Артемьева / Под.ред.И.Б.Ханиной. – М.: Наука, Смысл, 1999. – 350с.
  3. Беллак, Л. Проективная психология [Текст] / Леопольд Беллак, Лоуренс Эдвин Абт, Лоуренс К. Франк, Генри Меррей. – М.: Психотерапия. – 2010. – 416с.
  4. Василюк, Ф. Е. Жизненный мир и кризис. Типологический анализ критической ситуации [Текст] / Ф. Е. Василюк // Психологический журнал. -1995. -№3.- С. 90-102.
  5. Кессиди, Ф.Х. Гераклит [Текст] / Ф.Х.Кессиди. – СПб.:Алетейя, 2004. – 217с.
  6. Корнелиус, Хелена. Выиграть может каждый. Как разрешать конфликты [Текст] / Хелена Корнелиус, Шошана Фэйр. – М.: Стрингер, 1992. – 216с.
  7. Косова, Н. Н. Ментальные схемы и ситуации как схемы символической организации опыта при построении картины мира (формирование образа будущего) [Текст] / Н. Н. Косова // Журнал практического психолога. — 2006. — № 1. — С.94-107.
  8. Кузнецова, Т.Ф. Картина мира [Электронный ресурс] / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». – 2008. — № 4. – Культурология. – Режим доступа: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2008/4/Kuznetsova/, свободный.
  9. Одинцова, М.А. Специфика проявления установки на поведение «жертвы» и механизмы ее преодоления [Текст] / М.А.Одинцова // Психология в вузе. – 2010. — № 2. – С.28-52.
  10. Петренко, В.Ф. Основы психосемантики [Текст] / В.Ф.Петренко. – 2-е изд. доп. — СПб.: Питер, 2005. – 480с.
  11. Погорский, Э.К. Картина мира [Текст] / Э.К.Погорский // Знание. Понимание. Умение. – 2012. – № 4. – С.322-323.
  12. Фурст, Дж. Невротик: его среда и внутренний мир [Текст] / Джозеф Б.Фурст; пер. с англ. Я.Г.Бронин, Е.Н.Марциновская. — М.: Издательство иностранной литературы, 1957. – 375с.
  13. Холтон, Дж. Что такое «антинаука»? [Текст] / Дж.Холтон // Вопросы философии. – 1992. — № 2. – С. 26-58.
  14. Хомик, В.С. Психотерапия, ориентированная на реконструкцию будущего [Текст] / В.С.Хомик // LIFELINE и другие новые методы психологии жизненного пути / Под.ред. А.А.Кроника. – М.: Прогресс, 1993. – С.152-171.
  15. Хьелл, Л. Теории личности [Текст] / Л.Хьелл, Д.Зиглер. – СПб.: Питер. – 2008. – 609с.
  16. Эриксон, Э. Идентичность: юность и кризис [Текст] / Эрик Эриксон; [пер. с англ.]. – М.: Флинта, 2006. – 342с.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *